numer140466 (numer140466) wrote,
numer140466
numer140466

Categories:

Боевые действия на море в начале войны.

Особенно важной задачей для японцев стала блокада русского флота в базе. После ночной атаки миноносцев русские корабли ушли-таки на внутренний рейд. Эта операция растянулась на целый день, при этом на 20 минут на мели застрял “Пересвет”. 1 февраля японцы ходили в разведку, но были отогнаны огнём “Ретвизана”, продолжавшего стоять на мели. Видимо, информация о уходе флота на внутренний рейд, подтолкнула японцев к идее закупорить выход с помощью брандеров. Пять транпортов, гружённых камнями должны были подойти и быть затоплены на фарватере. Вполне естественно, что управляли ими команды из добровольцев, однако не следует думать, что они были самоубийцами - до тактики “Камикадзе” оставалось 40 лет. Их должны были снять с транспортов миноносцы, эскортировали к Порт-Артуру транспорта.

[Spoiler (click to open)]

Атака была назначена на 10 февраля. Сначала в атаку пошли миноносцы. Два из них пустили торпеды по “Ретвизану”, остальных огнём батарей и “Ретвизана” вынудили отказаться от атаки. Но результат атаки был нулевым - торпеды не попали в цель. Тогда атаку провели брандеры. Два из них наткнулись на каменную гряду и затонули. Ещё один от огня потерял управление и его выбросило на берег. Ещё два почти дошли до фарватера и “Ретвизана”, но, в итоге, тоже потеряли управление и уткнулись в берег. Как ни странно, японцам удалось снять экипажи. Один из кораблей загорелся и это сильно мешало комендорам, пытавшимся стрелять по миноносцам.

13 февраля во время разведки, два русских миноносца у Цзинджоу столкнулись с несколькими японскими крейсерами. Один из миноносцев, “Бесстрашный” успел прорваться, другой, “Внушительный”,  посчитал себя отрезанным и был затоплен, а затем расстрелян японскими кораблями.

“Ретвизан” продолжал сидеть на мели. Естественно, это положение не было нормальным. Но снять его не получалось. Лишь облегчив корабль, сняв броневые листы и сняв оба носовых 305 мм орудия, удалось снять с мели. Произошло это как раз в день, когда в Порт-Артур прибыл новый командующий - адмирал Степан Осипович Макаров.

Макаров был “белой вороной” среди адмиралов императорского флота. Относительно низкого происхождения (что особенно подчёркивалось в советский период), он делал карьеру не связями, а талантом и энергией. В ходе русско-турецкой войны под его руководством была произведена первая успешная торпедная атака. В мирное время он прославился ещё одной “еретической” затеей - новой системой борьбы за непотопляемость. Во-первых, следовало отказаться от центральной водоотводной трубы, соединяющей все отсеки и грозившей затоплением при отказе и заменить её на водоотливные  системы в каждом отсеке. Во-вторых, под пробоину подводить разработанный им пластырь. В-третьих, что уж совсем никак не укладывалось в головах адмиралов, в некоторых случаях требовалось затапливать отсеки, противоположные пробоине, чтобы выровнять крен. В-четвёртых - ввести испытания на водонепроницаемость отсеков во время сдачи кораблей. Для этого отсек полностью заливали водой и смотрели, есть ли течи. Конечно, такие испытания сильно затрудняли сдачу кораблей и потому тоже стали камнем преткновения. Но и тут Макаров сумел добиться своего. Интересовался он и артиллерией, изобретя т.н. “макаровские колпачки” для улучшения бронепробиваемости и много чем ещё. Иногда его мысль заходила в какие-то очень странные дебри. Чего только стоит идея “безбронных судов” всего в 3000 т водоизмещением и с достаточно мощным вооружением из 152 мм орудий?!

Так или иначе, Макаров был, видимо, единственным среди высокопоставленных, способным к активным действиям. Макаров прибыл не один. С ним прибыли рабочие и инженеры из Петербурга, которые ускорили ремонт повреждённых кораблей. Ремонт этот осложнялся отсутствием подходящего для броненосцев дока. Пришлось делать кессон из дерева - специальный герметичный “ящик”, который прижимался к борту в районе пробоины, а затем из него откачивалась вода. Но это легко на словах, на деле же изготовить кессон с фигурным краем по форме борта броненосца очень сложно. Первоначально не получалось достичь герметичности - в кессон поступала вода. Спасла смекалка - водолазы рассыпали опилки и по их движению обнаружили щели. В итоге ремонт Ретвизана, например, занял всего 67 дней.

Одним из первых дел Макарова была отсылка в разведку миноносцев “Решительный” и “Стерегущий”. Они должны были исследовать побережье Квантунского полуострова, острова Эллиот и Блонд. Вечером 25 февраля они вышли в море. Ночью они встретили миноносцы противника и укрылись в тени одного из островов. До Эллиот они уже до утра не успевали дойти. Пришлось возвращаться, однако уже со скорости 16 узлов “Стерегущий” начал отставать. Пришлось уменьшить ход и “Решительному”. Утром они наткнулись на 4 японских миноносца, которые возвращались из вылазки к Порт-Артуру. Хотя наши миноносцы отвернули и попытались скрыться, они были обнаружены. Попытка обойти за счёт большей скорости миноносцы противника удалась только “Решительному”, “Стерегущий” же опять отстал и оказался в окружении вражеских кораблей. “Решительный” отходил к Порт-Артуру, перестреливаясь с противником. Береговые батареи открыли огонь, но быстро замолчали. Японцы же не останавливались. Один из снарядов попал в машинное отделение, но корабль не потерял ход и смог дойти до Порт-Артура. Из Порт-Артура на помощь “Стерегущему” вышли крейсера “Новик” и “Баян”. Адмирал Макаров держал свой флаг на “Новике”. Но помощь уже опоздала. “Стерегущий” вёл бой до последней возможности, но был расстрелян японскими миноносцами, артиллерия была разбита и ход потерян. Когда на обездвиженный миноносец высадились японцы, то на корабле находилось только два живых человека: легко раненный Осинин и трюмный машинист Новиков. Ещё двое: матросы Юрьев и Хиринский были выловлены японцами из воды.

Японцы начали буксировку, но трос быстро лопнул. Японцы пытались завести якорную цепь, но попали под огонь русских крейсеров. Им пришлось бросить миноносец, который, впрочем, вскоре затонул: повреждения оказались слишком большими.

Японцы понесли, согласно их официальной истории, достаточно малые потери: 1 убитый и 7 раненых. Но есть данные, что корабли получили десятки попаданий.

В связи со “Стерегущим” интересна легенда про затопление его нашими же моряками. Эта легенда восходит к статье в газете “Новое время”. В ней утверждалось со ссылкой на некого английского корреспондента, что два матроса заперлись в трюме, открыли кингстоны и, погибнув, помешали японцам захватить трофей. Воспроизводится эта легенда до сих пор. На самом деле никаких кингстонов в трюме у “Стерегущего” не было. Никаких достоверных сведений по поводу попыток затопления тоже нет. Что это лишь легенда, Морской Генеральный Штаб сообщал царю, когда тот одобрил памятник этим матросам. В итоге памятник установили, Николай II повелел «Считать, что па­мятник сооружен в память геройской ги­бели в бою миноносца «Стерегущий».Памятник был установлен в 1911 году и сохранился до сих пор.

Что до “Решительного”, то действия его командира неоднозначно оценивались во флоте, но на защиту командира заступил сам адмирал Макаров, логично заметив, что в той ситуации попытки помочь “Стерегущему” со стороны “Решительного” привели бы к гибели последнего.

9 марта японцы попробовали уничтожить флот в Порт-Артур перекидной стрельбой через сушу. В целом, она не имела успеха, русские корабли понесли минимальные потери. Макаров приказал установить на гряде несколько орудий и корректировочный пост, который бы помог корректировать огонь при следующей попытке японцев. В результате перестрелки на больших дистанциях (порядка 80 кабельтов, т.е. 8 морских миль) броненосец “Победа” добился попадания 254-мм снарядом в японский броненосец Фудзи, в результате японцы вынуждены были отойти.

13 марта “Севастополь” в очередной раз столкнулся, на этот раз его таранил “Пересвет”. Корабль получил повреждения обшивки и, что особенно плохо - винта. Скорость корабля, и так невеликая, ещё упала. Ко всему прочему, правая машина давно требовала переборки, но Макаров не хотел выводить в ремонт броненосец. Результатом столкновения стала смена командира корабля. Чернышёва сменил Эссен, хорошо зарекомендовавший себя на “Новике”.

В целом русская эскадра стала куда более активной, японцы уже не могли себя чувствовать безраздельными хозяевами в водах около Порт-Артура. Правда, именно Макаров сковал активность Владивостокского отряда крейсеров. Предполагался прорыв в Порт-Артур в случае десанта в Инкоу, который японцы не высаживали. Из-за этого крейсера Иессена оставались во Владивостоке, не выходя на коммуникации японцев.


Очередная попытка заблокировать флот в базе была предпринята в ночь на 14 марта. К тому времени “Ретвизана” не было на фарватере, что даже упрощало задачу. На этот раз брандеры были замечены дозором и обстреляны. Редкий случай - удалось использовать торпедное вооружение. Впрочем, вопрос - насколько удачно. Брандеры должны были подойти к фарватеру и затопиться. Один из них действительно был торпедирован миноносцем “Сильный” на подходе. Торпеда проделала огромную дыру и брандер утонул. Вторая торпеда прошла мимо и не сменивший ход “Сильный” едва не был протаранен последним 4-м брандером. Этот брандер проскочил вперёд и, отдав якорь, готовился затопиться, когда в него попала торпеда с “Решительного”. Брандер пошёл ко дну, но, по мнению командующий 2-м отрядом миноносцев Бубнов считал, что это лишь сыграло на руку японцам, потому что к брандеру уже шёл катер, дабы повернуть корму брандера вдоль прохода фарватера. В итоге только этот брандер частично заблокировал фарватер, но не мог существенно помешать выходу.  По некоторым данным, японцев сил случайно данный сигнал свистка на миноносце “Сильный”, так как по договорённости свисток у японцев должен был обозначать поворот вправо для брандеров.

“Сильный”, пройдя мимо брандеров столкнулся с миноносцами японцев. “Сильного” обстреляли не только японцы, но и наши же батареи. “Сильный” уже развернулся обратно, когда снаряд попал в машинное отделение. 7 человек погибло, корабль лишился хода. Вероятно, тут бы и настал ему конец, но японцы отошли. На “Сильном” сумели дать ходи с трудом приткнулись к берегу.


Японцы планировали десант в Манчжурии и это не было секретом для русского командования. Предполагалось, что японцы сосредоточат транспорта в архипелаге Эллиот. Для разведки и, при удаче, удара по транспортам, Макаров отправил все доступные силы миноносцев в рейд. Миноносцы шли колоннами по отрядам. В 1-й отряд входили наиболее боеспособные силы(миноносцы иностранной постройки), во-второй миноносцы типа “Сокол”. И тут сказалась пагубная экономия до войны. Если 1-й отряд имел достаточную практику в плавании, то 2-й до войны был практически всё время “в вооружённом резерве”, т.е.стоял в порту, не выходя в море. В военное же время миноносцев остро не хватало и приходилось использовать всё, что есть. Но именно выход в поход плохо подготовленных к совместному плаванию миноносцев привёл к цепочке событий, приведших к катастрофе и потере последних шансов оказать японцам сопротивления на море. Воистину, в кузнице не было гвоздя…

Никаких транспортов у островов не было, так что поход закончился ничем. 1-й отряд спокойно вернулся домой. 2-й отряд полностью распался, отдельные корабли возвращались поодиночке. Ко всему прочему капитан миноносца “Страшный” только прибыл на флот, плохо знал ТВД. Поэтому он потерял ориентировку, а рано утром на корабле обнаружили отряд миноносцев. Очевидно, наши - решили на корабле. Не смутило и то, что на его опознавательный сигнал никто не ответил. Миноносец пристроился в кильватер последнему из кораблей. С рассветом он повторил опознавательный сигнал. Противник открыл огонь. Первым же выстрелом был убит командир кавторанг Юрасовский. В командование вступил лейтенант Малеев. До Порт-Артура оставалось всего 15 миль, но шансов у миноносца. Уже через 8 минут он потерял ход, но до последнего Малеев стрелял из картечницы Норденшельда, снятой с брандера.

На помощь гибнущему кораблю вышел крейер “Баян”, но он подошёл к месту через 15 минут после гибели. Под огнём противника удалось спасти 5 человек. “Баян” срочно вынужден был отходить к базе, дабы не быть отрезанной от неё крейсерами противника. Навстречу выходил отряд из Порт-Артура во главе с адмиралом Макаровым, державшим флаг на “Петропавловке”. Этот отряд идёт к месту гибели корабля в надежде спасти ещё кого-то из экипажа. Увы, это не удаётся. На горизонте появляются основные силы адмирала Того. Макаров рвётся в бой и потому, вернувшись к базе и присоединив к отряду “Пересвет”, “Победу” и крейсера, идёт на сближение с противником. “Петропавловск” наскакивает на мину. В ночь перед этим из Порт-Артура видели некие корабли, но Макаров принял их за наши миноносцы и место появления не было протралено. Ирония судьбы - миноносцы, уничтожавшие “Страшный” были из охранения как раз того минного транспорта, который и ставил мину.  За безалаберность своими жизнями заплатили примерно 650 человек, в их числе вице-адмирал Макаров и знаменитый художник Верещагин. “Петропавловск” пошёл ко дну почти мгновенно, но на этом злоключения эскадр не кончились. На мину попал и броненосец “Победа”, который удержался на плаву.

Гибель Макарова, “Петропавловска” и повреждение “Победы” привели к провалу в активности главных сил эскадры. Более того, эскадра за следующие 8 месяцев всего 2 раза выходила в море - в 3 раза меньше, чем за чуть более, чем месяц командования Макарова.

Командование принял сам наместник Алексеев. Впрочем, такое положение продлилось недолго. Вскоре его заменил контр-адмирал Витгефт. При этом Витгефт не получил полные права командующего, что ещё затрудняло действия.


Выводы
В первые же дни проявились обширные проблемы русского флота на Тихом океане. Они не бросались в глаза до войны, на бумаге русский флот не так и плохо выглядел на фоне японского. Но недостаток миноносцев парализовывал разведывательные действия. Линейные силы флота были ослаблены первым нападением, а на ремонтных средствах, как обычно, сэкономили. Наконец, командование действовало по принципу "как бы чего не вышло". Прибытие Макарова дало надежды, но его активность привела к серии обидных потерь и, как итог - к кататрофе "Петропавловска". В тот день утонул не один броненосец - утонули все надежды на победу. Макаров оказался единственным из адмиралов, кто хотел драться и побеждать на море. Без него русские могли стойко умирать, но попыток переломить ход событий не будет даже тогда, когда военная фортуна даст для этого шанс.
Tags: русско-японская война
Subscribe

  • Кто виноват в русско-японской войне?

    Внезапно(с) я осознал, что совершенно пропустил один из главных русских вопросов. Банально будет сказать, что война была столкновением русского и…

  • Порт-Артур. Первые попытки штурма.

    Тут должено было быть описание боя в Жёлтом море, но я подумал-подумал и решил, что смысла описывать его при прекрасной статье на warspot.ru нет.…

  • От Ялу до Порт-Артура

    Только наступление дарует победу. Да кто это только не говорил?! Поражение на Ялу произвело большое впечатление на русскую армию и, наоборот,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments