Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Беседы с дедушкой.

Техники в 40-е годы никакой не было. Были только лошадки. Поэтому самая большая зимой - вывозить навоз на поля. Подвозили корма к фермам: сено, солома. Её складывали в определённых местах. Сено, допустим, стоговали там, где его много было, где его косили. Солому в поле стоговали или около тока. При обмолоте солому выкладывали в стога, а потом для корма возили к фермам. Вывозили удобрения, если со станции их получали. Заготавливали древесину, если планировалось строительство. Также заготавливали дрова. Это было особенно важно, так как центрального отопления не было, а нужно было обогревать дома, готовить, готовить и корма для животных. Варили отходы картофеля, свёклу, запаривали солому. ОТ государства спускались планы по заготовке той же самой древесины, кормов. Поэтому на приёмные пункты свозили и дрова и лес и сено. Всё это было в порядке повинности. Каждое хозяйство и колхозы должны были сдать определённое количество сена, зерна и т.д. Попутно брали оттуда удобрения и необходимые материалы для колхозного хозяйства: железо и т.д. Хозяйство было почти натуральным. Подковы делали кузнецы. Даже болты и гайки делали кузнецы. Лишь позже в советское время крепёж ящиками стали получать.
Также изготавливали сани, подсанки для перевозки брёвен и прочих длиномерных грузов. Комель - на сани, а концы - на небольшие санки, подсканки. Возили всё лошадкой. Сейчас через Тёшу перила смяли при трелёвке тракторами, а тогда такого, конечно, не было.
Готовили семена для ярового сева. Его надо было очистить. Были ручные веялки, сортировки. Две женщины крутили колесо, к которому приделана длинная ручка. Через кривошип на валу передавалось вращение на лопасти. Они создавали воздушный поток. Были "грохоты", зерно поступало на грохоты. Мелкие фракции уносились потоком, а остальное использовалось. Грохотов было несколько рядов. Крупные зёрна оставались сверху, а мелкие проваливались и уходили постепенно на корм скоту, например.
Мелкие тяжёлые проваливались ещё ниже и уходили в отходы. Также зерно протравливали от болезней. Для этого химикаты получали от государства.
В нашей деревне лапотников не было. Но на базаре покупали или в других деревнях. Но лапти носили. Мой дядя, старший брат отца, сам плёл и на весенний сев выходил в чём-то вроде сапог из лыка, так как при севе земля рыхлая, а сеяли тоже конными сеялками и шли за сеялкой, поэтому ноги проваливались, в лапти набивалось много земли.
Зимой также строили, ремонтировали. Летом делать всё это не успевали. Все рабочие руки были заняты на земле. Не было механизации, поэтому если сейчас всё делается тракторами, а тогда было много больше нужно людей.
Пахали на лошадях. Боронили на лошадях. Сеяли конными сеялками, даже по две лошади в сеялку. Убирали хлеба, т.е. скашивали серпами (женщины) и косами с грабелицами (мужчины, хотя могли и женщины). За косцом надо было подборщика ставить, который бы собирали вязал снопы. Эти снопы укладывали по 5, по 10 разными образами в зависимости от погоды. Оставляли ан поле. Жать начинали не тогда, когда зерно начинает высыпаться, а когда достигают молочно-восковой спелости. Если неспелое зерно, то оно зелёное и у него есть оболочка жёсткая снаружи, а внутри молочко или кашица. А когда зерно становится спелым, то кашица превращается в масло по консистенции. Тогда зерно собирали и оно дозревало уже в снопах.
Были, правда, механизированные орудия для скашивания хлебов: косилки, лобогрейки (а на них могло до 3 человек работать).
Если рабочих рук хватало и погода была сухая, то снопы свозили на ток. Это специальная территория, где стояли все орудия: молотилка, веялка, сортировка, площадка с навесом, где можно было в дождливую погоду молотить зерно. Также были зернохранилища. Если сразу же не молотили, а это было редко, чтобы скашивали и молотили сразу, то снопы на току укладывали в скирды так, чтобы снаружи были корни, а колосья - внутрь, чтобы они сохранялись. Иногда молотьба шла всю зиму, если был богатый урожай, а рук было мало. Это было до войны и после войны. Молотилки тоже были конные. На отдалении от молотильного сарая устраивался механизм. Было большое колесо сверху, внизу были зубья, а внизу было маленькое зубчатое колесо и оно сединялось через длинный вал с молотилкой. Т.е. получалась передача с коническими шестерёнками. В верхнем колесе вделывались два водила- брёвна метра по 3-4 длинной. И к ним через крючки заводились две лошади. Они ходили по кругу. Обычно их погоняли пацаны, если не хватало рук взрослых людей. В молотилке были дубовые трёхгранные зубья, как у комбайна на барабане и на отбойнике. Из молотилки вылетали зёрна и измятые стебли злака. Стояли с двух сторон женщины с граблями. Они эту солому, а она сверху была, постепенно отгребали и таким образом, чтобы зерно оказывалось чистым, относительно чистым. Этих пар могло быть 4, пять. Это, наверное, было в зависимости от типа молотилки. Получался шлейф. Отброшенную солому тут же отвозили и в другом месте, но рядом, укладывали в скирды, т.е. продолговатые стога. Это зерно брали двумя руками железными совками с двумя ручками (вторая на расширении совка) и засыпали в веялку. Сразу начиналась очистка зерна. Засыпали, а там уже опять затаривали в мешки, иногда сразу грузили на подводы и увозили в заготзерно, потому что город хотел есть всегда. Красочно оформлялся первый обоз зерна в году. Транспаранты "Первый хлеб государству", в газетах это освещалось, фотографии были. Люди одевались почище, были митинги.
Фуражное зарно увозили на склад, в амбары, в зернохранилища, которые были на хозяйственном дворе или рядом с животноводческими фермами. Почти во всех колхозах были фермы крупного рогатого скота, овцы, свиньи, лошади - основная тягловая сила. За лошадками нужен был уход. Специальный человек, конюх заботился о них. Чистил стойла, засыпал в кормушки зерно. Кормушка одна была плотная, чтобы наливать воду и засыпать зерно, а над этой кормушкой была редкая кормушка. Туда засыпали сено, солому. Если он не справлялся, то кому-то давали наряд. Они вычищали из хлевов грязь, клали на сани, весной - на телеги и увозили опять же в поля, потому что не все поля каждый год засеивались. Давали земле отдыхать или оставляли под чистые пары или засевали травами, которые скашивали до сева. Это называлось "занятые пары". Конюх же следил за сбруей. Это хомуты, супони, седёлки, подпруги, черезседельники, оглобли, завёртки, а также за колёсами, санями и так далее. Он делал мелкий ремонт. Если лошадей было много, то при конном дворе был и шорник. Он должен был всю сбрую держать в порядке. Вожжи могли порваться, Могли порваться и "возовые" верёвки, которыми крепили грузы. С этим он должен был бороться.
Если осенью погода не позволяла оболотить хлеба или не успевали всё обмолотить, то снопы так и оставались в скирдах. Тогда молотили в любое время с зимы, а иногда даже на следующий год и даже летом, если рук не хватало. Это бывало после войны, например. Навес, под которым молотили зимой хлеба, да и летом тоже, был устроен таким образом, что свесы были низко над землёй, метра полтора. Летом ветер даже в дождливую погоду продувает и осушает зерно. А зимой,чтобы не разносило мякину и солому, там где молотили делали соломенные маты и закрывали пространство до свеса. И людям тепло было работать и не мешало работе.
Почему не всегда успевали обмолотить хлеба до зимы? Потому что в конце августа-начале сентября уже должен был закончится сев озимых. А для этого надо было вспахать землю, подготовить сеялки, подготовить семена. Более чистая обработка зерна семенного шла для посадки. А на сеялке была лишь предварительная, черновая.
Ну и сам сев отнимал людей. Лошадью править надо, а это, как правило, пара лошадей. Их специально готовили, усиленно кормили. Подвозить семена надо было к полю, как правило, два севца, которые семена засыпали в ящик сеялки и следили, чтобы сев шёл равномерно, чтобы семена заделывались(закладывались в землю). Там сошники полые. В них семяпроводы, валики, которые не просто сыпят зерно, но оно попадает в ложбинки на валиках и отверстие можно регулировать, т.е. менять норму высева. К тому же разные культуры имеют разные зёрна. Сев отнимал очень много людей, поэтому молотьба могла отходить на второй план, т.е. на позднюю осень и зиму.

Мысли. Команда Мухина, финал и всё такое.

Как известно, в субботу пройдёт финал года в теледомике. [Много всяких бредней про телечгк]А в прошлую субботу играла команда Мухина. Расклад был простой. Выигрывают они 6:3 - они в финале. Нет - мы. Все сходились на том, что шансов у нас не шибко много. Да нас это и не сильно заботило. То есть в финал очень хотелось (и хочется), но... оно нам надо? Для первого сезона и так мы сверхудачно выступили, а если обойдём Мухина, то нас точно захлестнут волны ненависти со стороны их фанатов. Конечно, форумы можно и не читать, но неприятно сознавать сам факт.
Опять же желать неудачи команде, которой сам симпатизирую... Да и справедливей было бы, чтобы они вышли, всё-таки играют уже много лет и много лет играют хорошо. У нас же пока только 3 игры. Правда, неплохо сыграли, но ведь только три раза.
Но как раз потому, что команда сильная, я и ожидал от них победы. К тому же просто думать о поражении...как-то нагло. В общем, максимум, на что я надеялся - что пустят посмотреть на финал года.
Начало было впечатляющее. И про шаровары и про джентельменов нам даже подумать не дали толком. Версии были столь хороши, что придумывать что-то иное даже не хотелось. Интересно, сумели бы мы ответить на эти вопросы? Ведь, кажется, оба они были и на нашем столу.
Вопрос про поиски чего-то учёным, который ходил по деревням и просил накормить его квашенной капустой был куда интереснее. Мысль про то, что искал он грузило моментально высказали на столе, так что дошли бы мы сами или нет - вопрос. Впрочем, не слишком сложный поворот. Вот дальше... Всю минуту чего-то определённого мы не придумали. И только уже когда команда должна была отвечать, в голову пришло, что 1929 год - это неспроста. А как раз в это время искали тунгусский метеорит. Интересно, что педивикия уверяет, что искал Тунгусский метеорит, в т.ч. как раз Драйверт.
Потом в трансляции увидел, что версия "метеорит" была в обсуждении и у команды. Но я был, видимо, увлечён своим обсуждением или ещё чем-то, но её я пропустил.
Так что повод для гордости (ответил на вопрос, ну или почти ответил на вопроса, перед которым спасовала сама команда Мухина!) у меня появился. Но на счёт всё это не сильно влияло. Вопрос о картине Дали она взяла молниеносно, даже подумать нам не дали. Хотя, как мне подсказывали родственники, картина сама по себе известная. Но я её не видел.
Итак, счёт 3:1 и тут вопрос про "бергфест". Забавно, что шли мы в своём обсуждении примерно тем же путём, что и команда. Но где-то на 40-й секунде у меня родилась версия "середина сезона" и мне она казалась наиболее удачной. Так что второй раз был повод раздуть ЧСВ.
Счёт 3:2, так что чисто по теории вероятности, если из 5 вопросов выигрывают 3, то при таком же продолжении счёт должен стать 6:4. Так что мой прогноз был достаточно очевиден. Тем более, что отклонения в хорошую сторону реже бывают, чем в плохую.
Вопрос блица никто из нас не взял.
В этот момент в голове у меня была уже совсем каша в плане того, чего я хочу. Хотя я зарекался болеть против команды, не только в финал хотелось, но ещё и хотелось, чтобы прогноз оправдался. Хотя я понимал, что всем бы лучше было, чтобы команда Мухина победила. В итоге если бы я был хомячком, то делал бы я примерно вот так.
Вопрос про лягушки мы не взяли. Была идея, что раз вдоль дорог, то там наоборот, строят ловушки для лягушек, чтоб потом собирать.
Вопрос про зонтик, на мой взгляд, достаточно простой. Мы взяли. И тут я уже радовался, что моя версия совпадает не только с версией команды, но и с правильной.
Счёт 5:3.... и как заметил, кажется, Рубин, ещё до музыкальной паузы, при таком счёте уже начинаются нервы. Вопрос про шоссе был достаточно сложный и интересный. Версий у нас было много. Например, что это разметка показывает очередную зону платной дороги (ну как у нас на железной дороге). Версия про измерение скорости была, но вот про вертолёты я не догадался. Не знаю уж, приняли бы или нет. Ещё была версия, что полосы рельефные и предотвращают засыпание. Не знаю уж, что выбрали бы.
Вопрос с решающего раунда мы не взяли и близко не были.
Первой мыслью после того, как они проиграли было "начальство меня убьёт".
Как я буду говорить, что опять исчезаю на 3 рабочих дня я не знаю....